Основные психопатологические симптомы и синдромы

«Нормальный характер – условность,
которая реально не существует.
Норма создается человеком как
личностью (создается обществом)»
Ганнушкин П.Б.

Феноменология и психопатология парафильного поведения

А. А. Ткаченко

Рассмотрение любого поведенческого акта возможно с трех позиций: субъекта действия, объекта действия и наблюдателя со стороны. В классической психиатрии дело обычно ограничивалось описанием переживаний субъекта в сочетании с описанием его поведения наблюдателем (объективный анамнез, т.е. совпадение описаний наблюдателя и объекта действия). Однако при этом подходе суть поведенческого акта как акта коммуникации ускользает, поскольку выпадает возможность объективного описания и осмысления поведения. Предлагаемая ниже попытка изложения клинической картины парафильного поведения исходит из того, что описание переживаний субъекта (в том числе восприятие и объекта, и своего поведения по отношению к объекту) дается, разумеется, самим субъектом, а описание особенностей объекта действия и активности дается как бы наблюдателем, что в действительности является фикцией и должно рассматриваться всего лишь как прием моделирования анализируемой ситуации. Позиция наблюдателя в этом случае фактически является результирующей данных, полученных от объекта действия и возможных свидетелей (действительных наблюдателей) и интерпретации их экспертом.

Предлагаемое деление феноменов на объективные, субъективные и собственно психопатологические в некоторой степени условно и несколько нарушает те жесткие требования к феноменологическому этапу, являющемуся первой ступенью всякого психопатологического познания, которые сформулировал Как известно, он ограничил задачи феноменологии рамками субъективного мира пациентов и свел их к отображению этого мира на основе самоописаний больных. Таким образом, подобное отражение должно удовлетворять следующим условиям: 1) феноменологический метод в состоянии исследовать только сознательные проявления обследуемых субъектов, поскольку опирается на их самоописания; 2) непосредственность феноменологического описания исключает использование теоретических представлений, всевозможных психологических конструкций, объяснений и т.п., могущих исказить восприятие феноменов; 3) феноменологический метод дает не более чем статический отпечаток, «моментальный срез» душевной жизни; в его задачи не входит выяснение взаимосвязей переживаний, их динамики, обусловленности и пр.

Читайте также:  5 признаков мужской неверности, которые вы не замечаете

Выполнение этих требований оказывается в отношении избранного объекта исследования затруднительным по нескольким причинам, прежде всего в связи с тем, что в этих случаях речь идет чаще всего о недостаточно осознаваемых, неподотчетных и потому плохо вербализуемых явлениях психической деятельности. Поэтому каждый из подразделов совмещает феноменологический и последующие этапы психопатологического исследования, в связи с чем феноменологические описания соседствуют с описаниями объективизирующими, которые имеют уже терминологическую и систематизирующую направленность, а следовательно — непосредственно предваряющую анализ каузальных взаимосвязей и концептуальное объяснение обнаруживаемых явлений.

Психопатологические симптомы в детской психиатрии[править | править код]

При работе с детьми необходимая чёткая дифференциация психопатологических симптомов, чтобы отличать симптомы дизонтогенеза и симптомы психического расстройства.

Возрастные симптомы[5][7] являются патологически искажёнными и гротескными проявлениями нормального возрастного развития. Данные симптомы являются специфичными больше для возраста, чем для самого заболевания, и могут проявляться при различных психических патологиях: детском типе шизофрении, органических поражениях мозга, невротических состояниях.

В каждом возрастном периоде имеются свои специфические для данного этапа возрастные симптомы, которые обусловлены онтогенетическим уровнем реагирования организма на вредности.

Российский детский психиатр, профессор и (1979) выделил 4 уровня нервно-психического реагирования у детей и свойственные им возрастные симптомы[5][7]:

  • Сомато-вегетативный (0—3 года) — повышенная возбудимость, нарушения в работе желудочно-кишечного тракта, расстройство сна, аппетита, навыков опрятности, страхи.
  • Психомоторный уровень (4—10 лет) — преобладают гипердинамические расстройства: тики, заикание, двигательная расторможённость, страхи.
  • Аффективный уровень (7—12 лет) — страхи, аффективная неустойчивость, дромомания, негативизм и агрессия. На данном этапе повышается риск развития психогений. Это обусловлено началом формирования самосознания у подростка.
  • Эмоционально-идеаторный (12—16 лет) — преобладают сверхценные идеи и интересы («метафизическая интоксикация»), психогенные реакции в виде эмансипации, протеста, а также идеи мнимого уродства (синдром анорексии, дисморфофобия), страхи.
Читайте также:  Онлайн из крематория: как хоронят россиян во время коронавируса

Однако данные возрастные симптомы могут сочетаться, то есть на последующем этапе развития могут проявляться симптомы, присущие предыдущему уровню нервно-психического реагирования.

Группа параноиков:

Группа параноиков.

Склонность к созданию сверх ценных идей. Кажется ориентированным на себя, оценивает других и относится к ним в соответствии со своими сверхценными утверждениями. Требователен, жесток, злопамятен, капризен и раздражителен. Самым характерным свойством параноиков является их склонность к образованию так называемых сверхценных идей, во власти которых они потом и оказываются; эти идеи заполняют психику параноика и оказывают доминирующее влияние на все его поведение. Самой важной такой сверхценной идеей параноика обычно является мысль об особом значении его собственной личности.

Фанатики.

Этим термином, согласно обычной речи, обозначаются люди, с исключительной страстностью посвящающие всю свою жизнь служению одному делу, одной идее, служению, совершенно не оставляющему в их личности мест ни для каких других интересов. Таким образом, фанатики, как и параноики, люди «сверхценных идей», как и те, крайне односторонние и субъективные. Отличает их от параноиков то, что они обыкновенно не выдвигают так, как последние, на передний план свою личность, а более или менее бескорыстно подчиняют свою деятельность тем или другим идеям общего характера.

Аутизм после приступов шизофрении

Этот вид аутизма в отечественной детской психиатрии обычно называют детским аутизмом процессуального генеза (имеется в виду эндогенный болезненный процесс). В МКБ-10 этот вид расстройств называется атипичным психозом, который входит в группу атипичного аутизма. Этот психоз начинается не с первого года жизни, а у детей 3- 5-летнего возраста после периода нормального психического развития. Изменения в состоянии и развитии у этих детей обычно возникают аутохтонно и нарастают постепенно. Состояние вначале характеризуется неврозоподобными, аффективными нарушениями, к которым затем присоединяются кататонические, кататоно-гебефренные расстройства и другие позитивные симптомы, свойственные детской шизофрении. По выходе из психоза в клинической картине обнаруживаются остановка в умственном развитии, изменения моторики (появление моторных стереотипии), нарушения речи, расстройство самосознания, симптомы протодиакризиса, эмоциональное оскудение и выраженный аутизм. Таким образом, после перенесения приступов шизофренического психоза формируется особое дефицитарное состояние, сходное с синдромом Каннера. Следует отметить, что в этих случаях наблюдается не весь комплекс расстройств, свойственных синдрому Каннера. Рассматриваемый вариант аутизма отличается от последнего наличием также резидуальных кататонических, аффективных, а иногда неврозоподобных симптомов и периодическим их усилением.

Читайте также:  Воспитание девочки — как воспитывать девочку советы